irina (margarita_nik) wrote,
irina
margarita_nik

Categories:

Скворцова заявила о стабилизации прироста числа заразившихся коронавирусом в России

Ну вот, уже и антител у нас мало..

Прирост за последние несколько дней составляет около 10,5 тыс. с некоторыми колебаниями, отметила глава ФМБА

 Прирост числа заразившихся коронавирусом в настоящий момент стабилизировался в России, сообщила в пятницу на пресс-конференции ТАСС в онлайн-формате глава Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) Вероника Скворцова.

"В настоящее время ситуация по приросту новых случаев заражения коронавирусной инфекцией является относительно стабильной. Потому что в течение нескольких последних дней прирост общего количества случаев инфицирования составляет около 10,5 тыс. с некоторыми колебаниями", - сказала она.


"Вместе с тем опыт последнего месяца свидетельствует о том, что такой период уже был до майских праздников, и, если бы осталось, скажем, количество людей активных таким же, как месяц назад, то сейчас мы могли бы быть уже, соответственно, в точке регрессии эпидемии", - добавила Скворцова.

По словам Скворцовой, половина пациентов с коронавирусной инфекцией в России не имеет симптомов. "Очень высока доля асимптомных случаев: в Москве - до 60%, в целом по стране - почти половина, каждый второй случай", - отметила глава ФМБА. Скворцова подчеркнула, что количество тяжелых случаев болезни не нарастает. "Число случаев, которые требуют дополнительного кислородного вспоможения и искусственной вентиляции легких, тоже, к счастью, сокращается", - отметила она.

Об иммунитете и статусе носителя
Переболевшие коронавирусной инфекцией в легкой форме могут не иметь нужного количества антител для защиты иммунитета, добавила Скворцова. "Люди, которые переболели в легкой форме, в том числе уже сейчас большое количество таких наблюдений, они, соответственно, по выздоровлении не имеют антител в тех концентрациях, которые могут давать реальную иммунную защиту", - сказала она.

Только у 25% перенесших коронавирусную инфекцию появляются антитела в концентрации, позволяющей использовать их плазму, по словам Скворцовой. "Из тех, кто выздоравливает в больницах, в тех центрах, которые относятся к ФМБА, только 25% имеют защитные антитела в нужной концентрации, причем нужная концентрация должна быть не ниже чем 1 к 1000", - сказала она.

Скворцова напомнила, что плазму можно брать только у лиц от 18 до 50 лет без хронических соматических заболеваний и каких бы то ни было противопоказаний. "Таких примерно 50% выписывающихся. У этих 50% в достаточном титре антитела встречаются у 50%", - пояснила глава ФМБА.

"Нужно сказать, что сколь долго продолжается носительство вируса в организме человека, это до конца не изучено. И этим занимаются сейчас ученые разных стран мира. Дело в том, что неопределение вируса в полости носа и в ротоглотке еще не значит, что нет длительного персистирования (существования в организме) вируса", - сказала Скворцова. Она добавила, что описаны случаи в разных странах, что после выздоровления с двумя отрицательными результатами на коронавирус через какое-то время на фоне переохлаждения или стресса заболевание развивалось вновь.

Поэтому, добавила она, и появляется положительная проба на вирус. "Это может быть по двум причинам - либо это вторичная инфекция, либо это носительство с реактивацией имеющегося в организме вируса", - сказала Скворцова.

Чтобы понять, можно ли повторно заразиться коронавирусом, нужны результаты популяционного исследования, отметила глава ФМБА.

Ранее главный врач республиканской инфекционной больницы Бурятии Татьяна Сымбелова сообщила журналистам, что врачи повторно госпитализировали с заражением коронавирусом женщину, которая переболела COVID-19.

***
Многим переболевшим COVID-19 плохо и после выписки. Главное о пандемии из зарубежных СМИ

Долгое выздоровление после COVID-19, стратегия уменьшения вреда, трудности с разработкой антивирусных лекарств и исследования, в которых может поучаствовать каждый, — в обзоре зарубежных СМИ

Итальянский корреспондент The New York Times поговорил с врачами и людьми, которые больше не считаются больными COVID-19, и выяснил, что иногда симптомы болезни не проходят спустя недели после выписки, а иногда сохраняются два месяца. Полное восстановление после инфекции может затянуться.

Выздоровевшие жалуются на боль в горле, мышцах, костях, притупление чувств, расстройство живота, слабость, утомляемость, жар.

Сколько займет полное выздоровление, нельзя сказать по тяжести болезни или возрасту пациентов. Даже молодые и те, у кого не началась пневмония, иногда поправляются долго.
После болезни люди чувствуют себя то лучше, то хуже без какой-то закономерности. Иногда новые симптомы появляются на второй месяц после выписки.
Почему так происходит, непонятно, но итальянские политики правого толка призывают внимательнее изучить такие случаи.

Уменьшение вреда вместо нулевого риска
Эпидемиолог Джулия Маркус из Гарвардской медицинской школы на сайте The Atlantic призывает разработать рекомендации, которым действительно можно следовать. Люди устали от ограничений. Чем дальше, тем тяжелее их соблюдать, а жить как-то надо.

Идея Маркус заключается в том, чтобы не пытаться свести риски к нулю (это может дать обратный результат), а поощрять поведение, которое несет низкие риски. Маркус вспоминает первые годы эпидемии ВИЧ/СПИД. Тогда болезнь считалась "заразой геев", и им говорили отказаться от секса. Но мало кто способен полностью исключить эту сторону жизни. В 1983 году появилась брошюра "Как заниматься сексом во время эпидемии", где говорилось о презервативах и о том, какие контакты опаснее других.

Запретить людям видеться из-за COVID-19 тоже невозможно, не говоря уже о том, что изоляция вредит душевному здоровью и экономике. Но и вернуться к прежней жизни пока нельзя. Поэтому нужна стратегия снижения вреда.

Следует определить более и менее опасные занятия. По-видимому, долгие и близкие контакты, сборища в закрытых помещениях опаснее, чем встреча на улице. Устраивать дома вечеринки, вероятно, рано. Велосипедист вряд ли кого-то заразит. Также стоит подумать, как переделать помещения и открытые пространства, чтобы люди не толпились, воздух не застаивался.
На решения людей влияет ситуация. Пробежка с другом может противоречить рекомендациям, но для тех, кому в одиночестве приходится особенно тяжело, польза способна перевесить риск. Вдобавок для кого-то изоляция — это роскошь: они просто не могут ее соблюдать.
Многие люди все равно будут рисковать, несмотря ни на что, но они должны знать, как уменьшить опасность. Если хочется встретиться с друзьями, то лучше сделать это на улице, надеть маски, не делиться едой и напитками, чистить руки.
Маркус напоминает, конца эпидемии не видно. Если не объяснить, как жить в это время, каждый сформулирует собственные правила.

Где универсальные антивирусные лекарства?
В Smithsonian Magazine объяснили, почему нет противовирусных лекарств по-настоящему широкого спектра действия, как антибиотики. Причин несколько.

Если брать вообще все вирусы, инфицирующие человека, то у них нет какого-то общего механизма. Можно надеяться, что препарат будет действовать на целое семейство вирусов, в идеале — на несколько семейств, но не на все сразу.
Вирусы чрезвычайно малы: в сотни раз меньше бактерий. Из-за этого в них труднее "попасть" лекарством, особенно если целиться в редкие общие участки.
Чем шире спектр действия вещества, тем больше вероятность, что оно будет действовать и на клетки хозяина. Исключение — препараты, которые изначально нацелены на клетки человека, например, те, что мешают вирусу копироваться (к ним относится ремдесивир, показавший обнадеживающие результаты при COVID-19). Но у таких средств зачастую много побочных эффектов.
Фармацевтические компании не заинтересованы в разработке лекарств, которые могли бы помочь в случае, если какой-нибудь вирус перекинется на человека, как SARS-CoV-2. Это дорого, а окупятся ли затраты, неизвестно. Государство же охотнее финансирует разработки для решения существующих, а не гипотетических проблем.
Не стоит надеяться, что появится суперлекарство, но средство против хотя бы нескольких вирусов возможно. Для этого нужно проверять, эффективно ли вещество в случае с возбудителями, для борьбы с которыми оно изначально не предназначено. Так и получилось с ремдесивиром, препаратом для лечения лихорадки Эбола. Но клинические исследования стоят дорого. Пока власти готовы финансировать работу, но когда пандемия закончится, интерес к антивирусным средствам широкого спектра опять поубавится.

Нужны добровольцы, чтобы разобраться с потерей вкуса и обоняния
Сайт Discover Magazine рассказал о двух исследованиях, в ходе которых ученые рассчитывают получше разобраться с потерей обоняния и вкуса при COVID-19. Известно, что эти симптомы встречаются довольно часто, но только и всего. Оба исследования еще идут, и в них можно поучаствовать из дома.

Одно проводит группа Global Consortium for Chemosensory Research. Ученые ищут людей с респираторными заболеваниями (не только COVID-19, но и с простудой или гриппом) или тех, кто недавно переболел. Им нужно заполнить анкету (есть на русском и еще 27 языках). "В процессе опроса мы зададим вопрос о вас, вашем заболевании, вашей способности воспринимать запах, вкус, дышать носом, ощущать аромат пищи. Это займет не более 10–15 минут", — пишут авторы. Похожее исследование проводят на сайте Smelltracker, но там нет версии на русском языке.
источник
Tags: интересные факты, исследования, коронавирус, медицина, научные факты, пандемия, разборки, расследования
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo margarita_nik august 20, 2018 10:59 7
Buy for 20 tokens
Для тех, кто интересуется этой темой)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments