irina (margarita_nik) wrote,
irina
margarita_nik

Categories:

Хроники «страны 404»: школьный апартеид по-украински

Идиотизм прогрессирует..

«Русский язык на Украине имеет особый статус — лишний». Иллюстрация: e-news.su

Президент Украины Владимир Зеленский подписал закон о школьном образовании. Если его не пересмотрят — Украина встанет в один ряд с Южной Африкой времён апартеида, оккупированной нацистами Чехией 1939−1945 годов и Испанией времён диктатора Франко. К нормам, принятым в современной Европе, куда так Украина стремится, данный закон не имеет никакого отношения и полностью им противоречит.

13 марта Владимир Зеленский завершил процесс почти полной украинизации образования, запущенный ещё его предшественником Петром Порошенко в 2017 году. Верховная Рада приняла документ 327 голосами ещё 16 января, и вот президент поставил под ним свою подпись. Правда, «Оппозиционная платформа — За Жизнь» собирается оспорить документ, да и внутри самой правящей фракции «Слуга народа» раздаются голоса за пересмотр закона. Но пока что он принят и подлежит исполнению.


Согласно документу, вводится три модели изучения украинского языка в школах для представителей других народов. Первый, мягкий — для тех, кто «не имеют государства, которое бы этот язык защищало и развивало». По факту речь идёт о малочисленных сегодня на Украине крымских татарах. Теперь крымско-татарские школьники (прежде всего в Херсонской области) смогут учиться в школе на родном языке с «основательным изучением украинского». То есть, они в иерархии стоят после природных украиноязычных.

Пониже стоят те, кто учится в школах, где преподают на языках государств Евросоюза. Здесь речь идёт о венграх, румынах, словаках и немцах Закарпатья, румынах Черновицкой области, поляках в ряде центральных и западных областей, болгарах Одесской области, греках. Под эту категорию смогут попасть и школы для молдаван Черновицкой и Одесской областей, если языком обучения в них объявят не молдавский, а румынский.

Дети-носители языков ЕС будут учиться на своём языке в начальной школе. Начиная с 5 класса, 20% предметов они станут изучать по-украински, и к 9 классу их доля достигнет 40%. В старших классах доля предметов, которые должны изучаться на государственном языке, достигнет минимум 60%. Высшее образование на этих языках получить будет нельзя. То есть, венгерский университет в закарпатском Берегово придётся или украинизировать, или закрыть.

Наконец, для всех остальных предусмотрены ещё более жёсткие условия. На деле «все остальные» — это миллионы русскоязычных школьников, ибо никаких иных «других школ» на Украине отродясь не имелось. Учиться по-русски дети смогут только в начальной школе, а уже в 5 классе 80% предметов им станут преподавать по-украински. И уже с нового учебного года все русские школы на Украине подлежат превращению в украинские. О вузах и говорить нечего.

Излишне говорить, что население ДНР и ЛНР, где украинской языковой среды (если не считать суржик в некоторых сёлах) нет и в помине, не захочет возвращаться в состав Украины при подобном раскладе. Пыткой такие условия станут и для школьников Харькова, Одессы, Днепра (Днеропетровска), Запорожья, где украиноязычной среды почти нет. Даже в Киеве и большинстве областных центров Центральной Украины она не является преобладающей.

Документ критиковали не только в России. Он вызвал недовольство в целом ряде стран ЕС — Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии, Греции, а также в Молдавии. Дальше всех идёт Венгрия, которая блокирует диалог Украина — ЕС и Украина — НАТО. Венецианская комиссия Совета Европы тоже дала понять, что подобные нормы нарушают права человека. Ещё бы — европейские нормы предусматривают предоставление языку меньшинств официального статуса, если число его носителей в определённой местности составляет 20% и более.

Сравнения напрашиваются самые неприглядные. Например, с ЮАР в 1948—1989 годов, где действовали законы апартеида. Там тоже существовала «иерархия прав». На вершине пирамиды находились африканеры, ниже стояли другие белые. Ещё ниже располагались мулаты (цветные) и индийцы. Наконец, негритянское большинство было просто политически бесправным. Но даже они на специально отведённых территориях (бантустанах) имели право учиться на родных языках.

Украинский закон можно сравнить с нормами, которые действовали в оккупированной нацистами Чехии в 1939—1945 годах. Там немецкие власти протектората Богемия и Моравия закрыли все чешские высшие учебные заведения. Количество школ с обучением на чешском сокращали каждый год, а приём чешскоязычных детей в немецкие школы и гимназии ограничивали. Часть предметов в школах для чехов тоже надлежало преподавать по-немецки. Но даже здесь возможностей учиться на родном языке у чешских школьников было больше, чем на современной Украине.

Нечто похожее можно наблюдать в той части Словении, которую в 1941 году оккупировала Италия. Там даже чиновники могли общаться с местным населением по-словенски, а в школах тоже класс от класса росла доля обучения на итальянском. Хуже было только чехам из Судетской области, полякам из Гданьска и Познани, словенцам из областей, присоединённых к Рейху. Они даже начальных школ не имели, их обязывали учиться по-немецки.

Из более поздней практики вспоминается режим диктатора Франсиско Франко в Испании. Он также закрывал каталонские, баскские и галисийские школы, вводя полную кастилизацию образования и всей официальной жизни. Несмотря на его лютый антикоммунизм и антисоветизм, членство в западноевропейских организациях с подобными законами ему было заказано. Такой подход породил множество проблем, с которыми Испания не может справиться до сих пор.

Если говорить о современной Европе, то здесь в чистом виде украинским путём пошли только Латвия и Эстония, где русскоязычное образование или уже убрали совсем, или готовятся упразднить. Даже в Литве (пока) хотят ограничиться нормой в 60% предметов для русских и польских школ. В Хорватии сербским детям разрешается учиться в школе на кириллице — хотя многим хорватам подобное сильно не нравится.

Что касается закарпатских венгров, то они могут сравнить своё положение со Словакией и Румынией. В обеих странах ситуация с венгерским меньшинством остаётся острой. Несмотря на отсутствие официального статуса, словацкие венгры могут получить даже высшее образование на родном языке. В Румынии венгерский язык ограниченно используется на официальном уровне, но учиться по-венгерски местные мадьяры имеют право.

В Германии государство прямо финансирует сербо-лужицкие, датские и фризские школы. В Италии жители Южного Тироля могут учиться по-немецки, а Валле-д-Аоста — по-французски. В Великобритании валлийский язык носит в Уэльсе официальный статус. Сколь бы ни не нравилось каталонцам их положение, но каталанский язык (равно как и баскский с галисийским) имеют в ряде областей Испании официальный статус. В Нидерландах фризский язык носит официальный статус в провинции Фрисландия.

Образцом решения языкового вопроса могут считаться Швейцария и Финляндия. В первой есть три государственных языка, хотя свыше 70% коренного населения говорят по-немецки. Ретороманский носит статус официального. В Финляндии шведский является родным всего для 6% населения, но он имеет официальный статус. В Швеции финский язык не имеет столь высокого статуса, но на местном уровне его разрешается официально использовать.

Потому неудивительно, что недовольство украинским законом проявляют не только в России, но и в странах Евросоюза. Если они и имеют отношение к европейской действительности, то только к Европе 1920−1940-х годов, и исключительно к диктаторским режимам. Но скорее они напоминают гремучую смесь южноафриканского апартеида, законодательство оккупированной нацистами Чехии и Испанию времён Франко. Гремучую, ибо бесконечно терпеть подобное бесправие люди не станут.
источник
Tags: СССР, Украина, дебилы, дурдом, интересные факты, разборки, расследования
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo margarita_nik august 20, 2018 10:59 7
Buy for 20 tokens
Для тех, кто интересуется этой темой)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments