irina (margarita_nik) wrote,
irina
margarita_nik

Categories:

«Химпром ждет участь угледобычи»: начинается война против пробиотиков?

Расширение сферы применения пробиотиков подрывает фармацевтическую, парфюмерно-косметическую, но в первую очередь химическую промышленность. Особенно отрасли производства удобрений для сельского хозяйства, а также индустрию дезинфицирующих и моющих средств. В Европе крупнейшие индустриальные лоббисты пытаются законодательно ограничить распространение продуктов на основе пробиотиков, заказывают медийные кампании, организовывают научные исследования, которые должны найти новые угрозы. В России все только начинается.

В России пробиотики известны в основном в качестве полезных для организма пищевых добавок, стимулирующих работу кишечника. А также как фармацевтические препараты, улучшающие состояние организма. Однако полный перечень способностей полезных микроорганизмов существенно шире. В Европе, пожалуй, даже в большей степени пробиотики используются при производстве моющих и дезинфицирующих средств, особенно для очистки производственных мощностей, для очистки воды. Также они используются в косметологии, в парфюмерной промышленности, сейчас начинается революция в аграрной сфере, связанная с использованием удобрений, основанных на пробиотиках.


Пробиотики — это «живые микроорганизмы, апатогенные для человека бактерии, обладающие антагонистической активностью в отношении патогенных и условно патогенных бактерий». Говоря простым языком, это бактерии, полезные для человека, подавляющие вредные микроорганизмы в среде.

Избегая глубокого погружения в вопрос, вкратце принцип их работы выглядит так. Патогенные, то есть вредоносные микроорганизмы, как и апатогенные — полезные для среды, приспосабливаются к любой среде обитания (резистенция). Особенно приспособляемые патогенные бактерии, поэтому их невозможно полностью победить. Пробиотическая очистка — по сути замена патогенных микроорганизмов апатогенными. После чего вредоносные бактерии теряют возможность мутации, приспособления к среде.

Эра широкого применения пробиотиков в мировом народном хозяйстве только начинается, но уже ясно, что произойдет самая настоящая революция в индустриальном укладе, которая переформатирует целый ряд направлений в экономике.

Поясним на примере сельского хозяйства. Не все знают, но глобально достаток сельхозпродукции для потребления достигнут во многом за счет радикального повышения урожайности благодаря поразительным успехам в селекции на протяжении всего прошлого века. Селекция идеологически основывалась на том, что природный продуктивный потенциал растений реализуется крайне незначительно ввиду неблагоприятной внешней среды для развития. Это сложный климат, неплодородные земли, но главное обилие болезней и вредителей. Большую часть своих сил растение тратило на борьбу с внешними вызовами, соответственно на выполнение своей основной функции — плодоношения — оставалось крайне мало сил, а отсюда низкая урожайность, высокая степень поражения плодов вредителями, низкое качество продукции, высокие риски гибели растений.

Таким образом магистральная линия в селекции заключалась в том, что бы высвободить растение от необходимости борьбы за жизнь с тем, чтобы оно сфокусировалось на плодоношении. И эта задача в основном выполнена. Современные сорта фруктов, овощей, ягод, устойчивы к болезням и вредителям, выдерживают плохие погодные условия и часто дают потрясающие урожаи.

И к этому этапу эволюции технологий в сельском хозяйстве идее признания превосходства экологичных, органических, основанных на биологическом потенциале живой среды способов развития растениеводства, противостоит необходимость использования химических удобрений, обеспечивающих в первую очередь сохранность потенциала от болезней и вредителей.

Насколько навязчивой бы ни была реклама органического земледелия, на сегодняшний день невозможно обеспечить насыщение продовольственного рынка сельхозпродукцией без использования химии. Органика — это пока дорого и мало.

И в этот момент, когда, вроде как, наметился некоторый «стоп» в развитии естественных способов достижения максимальной отдачи биопотенциала, в отрасль начинают входить пробиотические препараты для борьбы с болезнями и вредителями растений, а также удобрения для почвы. Возникает рынок препаратов, которые максимально используют доступный современной науке биологический потенциал. Попадая в почву микроорганизмы быстро размножаются, активизируют аборигенную почвенную биоту, быстро разлагают органику, выступают в роли накопителя и регулятора питательных элементов почвы. Подавляют возбудителей заболеваний. Микроорганизмы образуют симбиоз с растениями, получая от них углеводы и другие продукты жизнедеятельности и снабжают растение макро- и микроэлементами. Кроме того, структурируют почву, делают ее рыхлой. Такая почва содержит много воздуха, хорошо впитывает и удерживает влагу.

Одним словом, перед нами решение вековых проблем в сельском хозяйстве и, как представляется, возможность избавиться от химических удобрений, вредных в конечном итоге для здоровья человека.

И вот здесь точка начинающегося конфликта. Химическая промышленность сегодня один из драйверов развития экономики и в России, и в Европе. Согласно данным обзора ИМЭМО «Российский экономический барометр» (апрель 2019 г.), химическая промышленность в этом году в России лидирует по загрузке мощностей предприятий, их потенциал используется на 100%. То есть это одна из редких отраслей, которая не ощущает последствий экономического спада в стране.

У индустрии большие лоббистские возможности. Она входит в тройку лидеров конкурентоспособных как на внутреннем, так и на внешнем рынках отраслей российской экономики.

Пока в России грядущую «революцию укладов» сдерживает информационный вакуум вокруг пробиотиков. Удивительно, но даже в Википедии, в статье на эту тему на русском языке, пробиотики рассматриваются тоже только в привычном качестве пищевых добавок и фармацевтических препаратов. В целом в России наблюдаем низкую динамику распространения знаний об интегрированных в практику повседневной хозяйственной жизни научных достижений, успехов в селекции и т. д. Также медленно распространяются знания о новых сортах, технологиях и техниках в аграрном хозяйстве и т. д. Но, оказывается, соответствующие исследования проводились еще в советское время.

«Еще в бытность мою аспирантом я защищался в сфере военно-технической морской медицины, там и были сделаны первые пробиотики, это было тридцать лет назад. Поэтому нельзя сказать, что эта тема возникла в последнее время, и что она новая. Мы изначально были флагманами в этом направлении», — говорит кандидат медицинских наук Андрей Акинфеев.
В Европе, где рынок так или иначе складывается, ситуация иная. Научная и производственная среда отмечает устойчивую политику блокирования развития отраслей и направлений, связанных с использованием полезных микроорганизмов.

«В странах Евросоюза особенно жесткие препятствия. Здесь политика блокирования делается просто: ничего неделанием. Для создания устойчивого рынка пробиотиков необходимо менять законодательство, технические регламенты, нормативную базу. Слишком многое нужно менять под пробиотическую очистку. Химпром блокирует любые такие попытки на уровне правительств стран. И они не дадут этим изменениям быстро произойти. Понятно, что прогресс не остановишь, но насколько возможно отраслевой лоббизм его отложит», — говорит Николай Шевцов, представляющий на российском рынке интересы компании Chrisal, международного гиганта по производству продуктов на основе пробиотиков.
Вся деятельность этой компании — череда судебных процессов с мировыми производителями фармацевтики, удобрений и т. д.

Но рассмотрим еще одну сферу, где начинается технологическая революция в наше время и где тоже назрел конфликт между традиционными промышленными индустриями и возникающими вновь сферами распространения природных материалов. Это индустрия производства моющих и дезинфицирующих средств. Емкость этого рынка значительно превышает емкость рынка сельхозхимии.

Применение дезинфицирующих средств и антибиотиков приводит к мутации вредоносных патогенных бактерий. Они становятся устойчивыми к действию дезинфектантов. В результате, чем больше люди используют дезинфицирующие средства и антибиотики, тем жестче становится ситуация. Своего рода «гонка вооружений» — нужно применять все более сильные средства. Мутация происходит быстрее разработки новых дезинфектантов и антибиотиков, которые сами становятся все агрессивней и опасней для жизни и здоровья человека.

Пробиотики работают иначе. Они отделяют грязь от поверхности, затем полезные бактерии прикрепляется к органической грязи, размножает нужные энзимы, которые впоследствии разрушают грязь и тем самым подготавливают благоприятную среду для работы бактерий. После того как бактерия переварила пищу, она вырастает и начинает размножаться. Этот процесс будет повторяться до тех пор, пока у бактерии будет достаточно питания «органической грязи». В течение 6−12 часов бактерия, которая нашла себе пищу, размножается и может создать колонию, численность которой может доходить до миллиона единиц.

Но пока во всех сферах, где возможны прорывы благодаря применению пробиотических материалов, — жесткий лоббистский прессинг и давление. Потому что химическая промышленность, во всяком случае многие ее секторы, могут повторить судьбу угледобычи. Где изменения индустриального уклада, связанного с переходом на более доступные и дешевые источники энергии, привели к деградации отрасли и всей среды обитания, которая была выстроена вокруг добычи угля — города, индустриальные поселки, социальная инфраструктура. Все это пустеет. То, что с химической промышленностью случится то же самое — вопрос времени.

Андрей Акинфиев на примере фармацевтической промышленности объясняет, какими будут проблемы с распространением новых технологий и материалов.

«Еще более тридцати лет тому назад в Институте медико-биологических проблем разрабатывалось это перспективное направление — пробиотики. С помощью пробиотических бактерий можно в комплексном лечении бороться с тяжелыми инфекциями, восстанавливать иммунитет, поддерживать органы и системы организма и еще, и еще.. Отечественная химическая и фармацевтическая промышленность, да и многое другое уничтожаются уже давно. То „добивание“, которое случится, — вопрос времени. Зарубежные фармкомпании не будут пускать на свой, давно уже прикормленный рынок, второй по доходности после оружия. Если они изгнали гомеопатию, традиционную медицину, понятно, что-то же самое сделают и с пробиотиками. Эффективные и доступные формы лечения выдавливаются наиболее дорогими. Адептами фармацевтического лоббизма становятся еще студенты медицинских вузов. Им не надо знать много. Их научат назначать две-три таблетки, и этого достаточно — не лечить, а подлечивать людей. Главное — плати», — говорит Акинфиев.
По его словам, пробиотики в России «не пустят просто на рынок и все».

«При этом сертификацию те или иные продукты пройти могут, но на реальный рынок их не будут допускать. В списки закупаемых средств могут войти отдельные дорогостоящие зарубежные средства, но не отечественные», — считает Андрей Акинфиев.

источник
Tags: денюжки, интересные факты, лекарства, медицина, разборки, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo margarita_nik august 20, 2018 10:59 7
Buy for 20 tokens
Для тех, кто интересуется этой темой)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments